Венедиктов задал первый «логичный» вопрос Петрову и Боширову