Какой церковный праздник сегодня, 22 октября, чтят православные христиане
22.10.2018 369

Какой церковный праздник сегодня, 22 октября, чтят православные христиане

Россия


Какой церковный праздник сегодня, 22 октября, чтят православные христиане

Содержание 


Церковные православные праздники 22 октября
Яков Дровопилец
Преподобных Андроника и жены его Афанасии
Священномученика Константина Сухова, пресвитера
Обретение мощей преподобноисповедника Севастиана Карагандинского (Фомина), архимандрита

22 октября отмечается 4 православных церковных праздника. Перечень событий информирует о церковных праздниках, постах, днях почитания памяти святых. Список поможет узнать дату значимого религиозного события для православных христиан.


Церковные православные праздники 22 октября


Яков Дровопилец



Апостола Иакова Алфеева.


Праздник в честь одного из 12-ти апостолов, брата евангелиста Матфея. Иаков Алфеев проповедовал в Иудее, Едессе, Газе, Египте. Был распят на кресте.


Святой Иаков Алфеев – апостол от 12-ти, брат святого евангелиста Матфея. После Сошествия Святого Духа апостол Иаков Алфеев совершал миссионерские путешествия вместе с апостолом Андреем Первозванным (память 30 ноября), проповедуя в Иудее, Эдессе, Газе, Елевферополе, обратив многих на путь спасения. В египетском городе Острацыне святой Иаков мученически завершил свои апостольские подвиги крестной смертью.


Преподобных Андроника и жены его Афанасии



Церковь празднует память ремесленника Андроника и его супруги, живших в Антиохии в V веке. После смерти детей они посвятили себя служению Богу, вели подвижническую жизнь.


В царствование византийского императора Феодосия Великого в Антиохии проживала благочестивая супружеская пара: золотых дел мастер Андроник и его жена Афанасия, дочь золотаря. Свое умножающееся состояние они делили на три части: в пользу бедных, на церковное благолепие и на домашние нужды. После того как у них родился сын Иоанн и дочь Мария, они стали жить в чистоте, как брат с сестрой. Андроник и Афанасия были любимы и почитаемы всеми гражданами за кротость и добрые дела. Служа убогим, они переносили на руках больных, обмывали их, кормили и одевали на свои средства, доставляли покой нищим и странникам.


Но неожиданно их постигла великая скорбь: 12-летний сын и 10-летняя дочь скончались от внезапной болезни. В день погребения у безутешных родителей собрался весь город, пришел даже сам патриарх с клиром. Детей похоронили в церкви святого Иулиана. Афанасия не хотела возвращаться домой и ночью с плачем сидела у могилы. В полночь ей явился мученик Иулиан и утешил, объявив, что ее умершие дети теперь питаются у Отца Небесного, живя на небесах. Умиленная Афанасия преисполнилась желанием иноческой жизни и стала по возвращении домой просить о том супруга. Испытав ее, Андроник и сам возжелал стать монахом.


Вскоре Андроник поручил дом отцу Афанасии, сказав, что они идут поклониться святым местам и, в случае невозвращения их, он просит раздать имущество нуждающимся, а дом обратить в больницу для нищих и приют для странников.


Достигнув Иерусалима, супруги поклонились святыням и, приняв благословение старцев и побеседовав с ними, пошли в Александрию поклониться мощам святого мученика Мины.


В Египетской пустыне Андроник побывал в каждой Скитской обители и получил от преподобного Даниила благословение на иночество и письмо для Афанасии в женский Тавеннский монастырь, куда сам и сопроводил ее.


Восприяв образ ангельский, Афанасия стала здесь проводить и жизнь равноангельскую. Андроник же возвратился к преподобному Даниилу Скитскому, который постриг его в иноческий чин и, наставив в добродетельной жизни, назначил ему отдельную келью для упражнений в безмолвии.


После двенадцатилетнего подвижничества блаженный Андроник упросил преподобного Даниила отпустить его в Иерусалим для поклонения. Сотворив молитву, наставник отпустил его. И случилось так, что, по Божественному устроению, Андроник встретил по дороге свою бывшую супругу Афанасию, тоже шедшую в Иерусалим. Однако он не узнал ее, так как она была в мужском одеянии и изменилась лицом от постнической жизни, но она его признала и утаила это, назвавшись Афанасием. Они вместе продолжили путь, поклонились святым местам, а по возвращении в Александрию решили не разлучаться, а пребывать в безмолвии в одной келье, на что их и благословил преподобный Даниил, назвав “Афанасия” совершенным иноком. После всего они прожили в одной келье 12 лет в страхе Божием и безмолвии. Преподобный Андроник и тогда не признал в иноке Афанасии своей бывшей супруги.


Но вот святой Афанасии настало время отшествия ко Господу, и только тогда она оставила для аввы Даниила письмо, чтобы он по ее кончине прочел сам и передал Андронику. В этом письме она открыла свою тайну. Вскоре, причастившись Святых Таин, преподобная Афанасия с миром почила. Когда же братия лавры по прочтении письма узнала обо всем, то насельники прославили Бога. Авва Даниил призвал обитателей всех александрийских обителей, и скитники в белых одеждах с честью похоронили святое тело блаженной Афанасии, изумляясь ее подвигу. А через семь дней ушел в райские селения вслед за бывшей супругой и преподобный Андроник, похороненный рядом нею (первая половина V в.).


Священномученика Константина Сухова, пресвитера



Посвящен священнику Констанину Сухову (1867-1918). Был расстрелян красноармейцами. Причислен к лику святых новомучеников в 2001 году.


Свя­щен­но­му­че­ник Кон­стан­тин ро­дил­ся 7 мая 1867 го­да в се­мье свя­щен­ни­ка Иоан­на Пет­ро­ви­ча Су­хо­ва в се­ле Жем­ков­ка Сыз­ран­ско­го уез­да то­гда еще Сим­бир­ской гу­бер­нии.

Бу­ду­щий пас­тырь обу­чал­ся в Сим­бир­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии и 18 июля 1887 го­да окон­чил пол­ный курс бо­го­слов­ских на­ук. По про­ше­нию епи­ско­па Сим­бир­ско­го и Сыз­ран­ско­го Вар­со­но­фия Ука­зом Сим­бир­ской ду­хов­ной кон­си­сто­рии был опре­де­лен пса­лом­щи­ком в се­ло Ясаш­ную Таш­лу Сим­бир­ско­го уез­да. 17 сен­тяб­ря 1888 го­да Прео­свя­щен­ным Вар­со­но­фи­ем был ру­ко­по­ло­жен в диа­ко­ны хра­ма се­ла Ми­хай­лов­ка Сен­ги­ле­ев­ско­го уез­да, а за­тем 25 сен­тяб­ря то­го же го­да был хи­ро­то­ни­сан тем же Прео­свя­щен­ным во свя­щен­ни­ки и опре­де­лен в се­ло Опа­ли­ха Сим­бир­ско­го уез­да.


17 мая 1890 го­да по соб­ствен­но­му про­ше­нию мо­ло­дой свя­щен­ник был при­нят в клир Са­мар­ской епар­хии и опре­де­лен слу­жить в цер­ковь се­ла Ста­ро-Дво­ря­нов­ка Са­мар­ско­го уез­да.


1 фев­ра­ля 1896 го­да «для поль­зы служ­бы», как на­пи­са­но в Ука­зе Прео­свя­щен­но­го Гу­рия (Бур­та­сов­ско­го; †1907), епи­ско­па Са­мар­ско­го и Став­ро­поль­ско­го, отец Кон­стан­тин был пе­ре­ме­щен в се­ло Ца­рев­щи­на Са­мар­ско­го уез­да, где про­слу­жил бо­лее се­ми лет и снис­кал го­ря­чую лю­бовь и ува­же­ние при­хо­жан. И здесь, как до это­го в Ста­ро-Дво­ря­нов­ке, бу­ду­щий свя­щен­но­му­че­ник со­сто­ял од­новре­мен­но за­ве­ду­ю­щим и за­ко­но­учи­те­лем мест­ной цер­ков­но­при­ход­ской шко­лы. В Ца­рев­щине он был удо­сто­ен вто­рой в его жиз­ни цер­ков­ной на­гра­ды — ску­фьи. Пер­вой бы­ло пра­во но­ше­ния на­бед­рен­ни­ка, ко­то­рым он был от­ме­чен еще в Ста­ро-Дво­ря­нов­ке.


В со­хра­нив­шей­ся до на­ших дней в Го­судар­ствен­ном ар­хи­ве Са­мар­ской об­ла­сти «Ле­то­пи­си жиз­ни се­ла Ца­рев­щи­на» ска­за­но:


«Отец Кон­стан­тин Су­хов был все­ми лю­бим за его про­сто­ту в об­ра­ще­нии и ве­се­лый ха­рак­тер: “С ма­лым — мал, с боль­шим — боль­шой”». В дни скор­бей ба­тюш­ка уте­шал страж­ду­щих.


Мест­ный кли­мат не бла­го­во­лил се­мей­ству Су­хо­вых, не об­хо­ди­ли его и бо­лез­ни. Из мет­ри­че­ских книг церк­ви се­ла Ца­рев­щи­на из­вест­но, что 12 де­каб­ря 1896 го­да от диф­те­ри­та умер че­ты­рех­лет­ний сын свя­щен­ни­ка Кон­стан­ти­на Су­хо­ва Ви­та­лий, а спу­стя два ме­ся­ца — дочь Ни­на.


1 де­каб­ря 1899 го­да по соб­ствен­но­му про­ше­нию о. Кон­стан­тин был пе­ре­ве­ден Ука­зом Вла­ды­ки Гу­рия в се­ло Уз­мо­рье Но­во­узен­ско­го уез­да Са­мар­ской гу­бер­нии (ныне в Эн­гельс­ском рай­оне Са­ра­тов­ской об­ла­сти). Ба­тюш­ка на­де­ял­ся, что в бо­лее су­хом и здо­ро­вом кли­ма­те за­волж­ских сте­пей его се­мье не бу­дут угро­жать ин­фек­ци­он­ные за­боле­ва­ния. Од­на­ко в остав­лен­ном им при­хо­де под­ня­лось на­сто­я­щее вол­не­ние. Вско­ре це­лая де­пу­та­ция ца­рев­щин­ских кре­стьян яви­лась к Вла­ды­ке Гу­рию. Пра­вя­щий ар­хи­ерей при­нял че­ло­бит­чи­ков бла­го­склон­но и, рас­смот­рев во­прос, по­нял, что отец Кон­стан­тин, снис­кав­ший та­кую лю­бовь сво­ей паст­вы, вряд ли мо­жет быть кем-то без­бо­лез­нен­но за­ме­нен, и 26 мар­та 1900 го­да под­пи­сал Указ о воз­вра­ще­нии иерея Кон­стан­ти­на на слу­же­ние об­рат­но в Ца­рев­щи­ну. Так при­хо­жа­нам се­ла уда­лось до­бить­ся воз­вра­ще­ния лю­би­мо­го ба­тюш­ки.


Отец Кон­стан­тин при­нял ре­ше­ние ар­хи­ерея со сми­ре­ни­ем, по­ни­мая, что при­зван слу­жить Бо­гу и лю­дям, невзи­рая на тя­го­ты, бо­лез­ни и лич­ное го­ре. Через че­ты­ре ме­ся­ца по­сле воз­вра­ще­ния в Ца­рев­щи­ну ма­лень­кая Ве­ра, в ко­то­рой ро­ди­те­ли на­шли уте­ше­ние по­сле по­те­ри дво­их де­тей, то­же умер­ла… Так Гос­подь го­то­вил пра­вед­ни­ка к при­ня­тию му­че­ни­че­ско­го вен­ца, ве­дя его пу­тем скор­бей и сми­ре­ния.


Но не од­ни толь­ко го­ре­сти со­про­вож­да­ли жиз­нен­ный путь от­ца Кон­стан­ти­на. Ми­ло­стью Бо­жи­ей рос и укреп­лял­ся при­ход, все боль­ше сель­ских ре­бя­ти­шек по­се­ща­ли шко­лу при церк­ви, где учи­тель­ство­вал ба­тюш­ка. Вско­ре, в 1901 го­ду, ро­дил­ся сын Бо­рис. Это­му маль­чи­ку пред­сто­я­ло в 16 лет по­гиб­нуть, как бы пред­вос­хи­щая му­че­ни­че­ство от­ца. В 1902 го­ду в се­мье по­яв­ля­ет­ся еще один сын — Лео­нид, ко­то­ро­му до­ве­дет­ся вслед за от­цом стать жерт­вой бес­че­ло­веч­ной го­судар­ствен­ной си­сте­мы. Он был ре­прес­си­ро­ван и рас­стре­лян в 1937 го­ду.


Осе­нью 1903 го­да Прео­свя­щен­ный Гу­рий, па­мя­туя о дав­нем же­ла­нии от­ца Кон­стан­ти­на сме­нить ме­сто жи­тель­ства и нуж­да­ясь в укреп­ле­нии кли­ра от­да­лен­но­го при­хо­да, пред­ло­жил ба­тюш­ке пе­ре­ехать в Бу­гу­рус­лан, то­гда вхо­див­ший в Са­мар­скую епар­хию. Паства на этот раз не пре­пят­ство­ва­ла, сми­ри­лась, на­ко­нец, с же­ла­ни­ем се­мьи Су­хо­вых по­ки­нуть се­ло, где она по­те­ря­ла тро­их де­тей.


12 ок­тяб­ря 1903 го­да вы­шел со­от­вет­ству­ю­щий Указ Пра­вя­ще­го ар­хи­ерея, и отец Кон­стан­тин по­вез се­мью к ме­сту сво­е­го по­след­не­го и са­мо­го вы­со­ко­го слу­же­ния «да­же до кро­ве».


В Бу­гу­рус­лане о. Кон­стан­тин ста­но­вит­ся кли­ри­ком, а за­тем и на­сто­я­те­лем круп­ней­ше­го в уез­де Спа­со-Воз­не­сен­ско­го со­бо­ра, жи­вет непо­да­ле­ку, на Со­бор­ной пло­ща­ди. Сра­зу по­сле сво­е­го на­зна­че­ния он пред­став­ля­ет ду­хо­вен­ство в го­род­ском зем­ском со­бра­нии, а 1910 год отец Кон­стан­тин встре­тил уже де­пу­та­том Бу­гу­рус­лан­ской Ду­мы. Как зе­мец он мно­го сде­лал для жи­те­лей уез­да, осо­бен­но для кре­стьян.


В мест­ном фили­а­ле Орен­бург­ско­го об­ласт­но­го ар­хи­ва со­хра­ни­лись све­де­ния о том, что при от­це Кон­стан­тине уезд­ное зем­ство дер­жа­ло пер­вен­ство в це­лой гу­бер­нии по при­ро­сту ас­сиг­но­ва­ний на ме­ди­ци­ну. Бюд­жет­ные сум­мы, на­прав­ляв­ши­е­ся на охра­ну на­род­но­го здо­ро­вья, в том чис­ле и на борь­бу с дет­ски­ми бо­лез­ня­ми, вы­рос­ли в 43 ра­за. Сам по­те­ряв­ший тро­их де­тей, уне­сен­ных эпи­де­ми­я­ми, свя­щен­ник всю си­лу пас­тыр­ско­го вли­я­ния упо­тре­бил на то, чтобы объ­яс­нить ис­тин­ное по­ло­же­ние дел со здра­во­охра­не­ни­ем дру­гим зем­цам — лю­дям в боль­шин­стве сво­ем бла­го­по­луч­ным и да­ле­ким от жиз­ни про­сто­го на­ро­да.


Свя­щен­ник с дум­ской три­бу­ны об­ра­щал­ся к со­ве­сти за­ко­но­да­те­лей и ча­сто до­би­вал­ся сво­е­го. Дру­гим на­прав­ле­ни­ем, в ко­то­ром пре­успе­ло бу­гу­рус­лан­ское зем­ство при от­це Кон­стан­тине, ста­ло со­ору­же­ние хле­бо­хра­ни­лищ. По это­му по­ка­за­те­лю уезд был луч­шим в гу­бер­нии и од­ним из са­мых раз­ви­тых в Сред­нем По­вол­жье. Воз­мож­ность со­хра­нить вы­ра­щен­ное зер­но от сы­ро­сти и ог­ня при­го­ди­лась мест­ным кре­стья­нам и поз­же, при гра­би­тель­ской прод­раз­верст­ке.


Все его уси­лия по об­лег­че­нию жиз­ни на­ро­да лишь боль­ше раз­жи­га­ли нена­висть к пас­ты­рю в боль­ше­вист­ских аги­та­то­рах, ко­то­ры­ми ки­шел уезд, как и вся Са­мар­ская гу­бер­ния. Еще боль­ше раз­дра­жа­ло сму­тья­нов то, что бу­ду­щий свя­щен­но­му­че­ник неуто­ми­мо тру­дил­ся на ни­ве на­род­но­го про­све­ще­ния: со­сто­ял за­ве­ду­ю­щим и за­ко­но­учи­те­лем цер­ков­но-при­ход­ской шко­лы Спа­со-Воз­не­сен­ско­го со­бо­ра, в кли­ре ко­то­ро­го слу­жил, а так­же окрест­ных де­ре­вень Ва­си­льев­ки и Клю­чев­ки. В 1908 го­ду он от­крыл в го­ро­де еще од­ну шко­лу, где пре­по­да­вал За­кон Бо­жий.


За осо­бое усер­дие в слу­же­нии отец Кон­стан­тин был удо­сто­ен по­след­ней в сво­ей зем­ной жиз­ни на­гра­ды — ка­ми­лав­ки. Его ав­то­ри­тет как свя­щен­ни­ка, про­све­ти­те­ля, хо­да­тая за про­стой на­род все воз­рас­тал. Спа­со-Воз­не­сен­ский со­бор в цен­тре Бу­гу­рус­ла­на был по­лон не толь­ко по празд­ни­кам. Муд­рый пас­тырь, на­де­лен­ный к то­му же ред­ким да­ром убеж­де­ния, разъ­яс­нял лю­дям и в про­по­ве­дях с ам­во­на, и с дум­ской три­бу­ны, чем гро­зят стране и на­ро­ду от­ступ­ни­че­ство от Пра­во­слав­ной ве­ры и из­ме­на Все­рос­сий­ско­му Са­мо­держ­цу.


Вра­ги Церк­ви Хри­сто­вой не мог­ли это­го стер­петь, и од­на­жды те­ло ма­ло­лет­не­го Бо­ри­са Су­хо­ва на­шли на бе­ре­гу ре­ки Ки­нель, там, где вско­ре пред­сто­я­ло пре­тер­петь му­че­ни­че­скую смерть и его от­цу.


25 фев­ра­ля 1918 го­да — в день празд­но­ва­ния па­мя­ти свя­ти­те­ля Алек­сия, мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го и всея Рос­сии, чу­до­твор­ца, Небес­но­го по­кро­ви­те­ля Са­мар­ско­го края — на­сто­я­тель Спа­со-Воз­не­сен­ско­го со­бо­ра свя­щен­ник Кон­стан­тин Су­хов воз­гла­вил Крест­ный ход, ко­то­рый по­сле обыч­но­го об­хо­да хра­ма на­пра­вил­ся пря­мо к зда­нию Ре­во­лю­ци­он­но­го со­ве­та, где за­се­да­ли боль­ше­вист­ские на­чаль­ни­ки. Ве­ру­ю­щие та­ким об­ра­зом яс­но вы­ра­зи­ли свой про­тест про­тив ко­щун­ствен­ных и кро­ва­вых пре­ступ­ле­ний без­за­кон­ной вла­сти. Вско­ре но­вые ру­ко­во­ди­те­ли, огра­бив каз­ну, бе­жа­ли из го­ро­да, за­та­ив страх пе­ред пра­во­слав­ным на­ро­дом и нена­висть к их пас­ты­рю.


Позд­ней осе­нью 1918 го­да по­сле по­ра­же­ния Че­хо­сло­вац­ко­го кор­пу­са и эва­ку­а­ции из Са­ма­ры Ко­ми­те­та чле­нов Учре­ди­тель­но­го со­бра­ния (КОМУЧа) тер­ри­то­рия Са­мар­ской об­ла­сти бы­ла за­хва­че­на Крас­ной Ар­ми­ей. 22 ок­тяб­ря, в вос­кре­се­нье, пе­ре­до­вые ча­сти ди­ви­зии Гая уже во­рва­лись в Бу­гу­рус­лан, на­ча­лись по­валь­ные рас­стре­лы «вра­гов ре­во­лю­ции». В «чер­ные спис­ки» по­пал и отец Кон­стан­тин Су­хов.


По се­мей­но­му пре­да­нию Су­хо­вых, по­ныне бе­реж­но хра­ня­ще­му­ся по­том­ка­ми свя­щен­но­му­че­ни­ка, отец Кон­стан­тин был взят в ал­та­ре Спа­со-Воз­не­сен­ско­го со­бо­ра, ко­гда он воз­но­сил за Бо­же­ствен­ной ли­тур­ги­ей мо­лит­вы об упо­ко­е­нии недав­но рас­стре­лян­ных в Ека­те­рин­бур­ге Цар­ствен­ных Му­че­ни­ков, по­ми­нал Пра­во­слав­ное во­ин­ство, про­ти­во­сто­я­щее без­бож­ни­кам. При­хо­жан со­бра­лась, как обыч­но, пол­ная цер­ковь. Весь на­род шел за ка­ра­те­ля­ми, вы­во­див­ши­ми от­ца Кон­стан­ти­на на ули­цу, умо­ляя не тро­гать ба­тюш­ку. Невзи­рая на моль­бы, они от­ве­ли свя­щен­ни­ка в пол­ном об­ла­че­нии на бе­рег ре­ки Ки­нель, тем пу­тем, ко­то­рым сам он все­гда на празд­ник Кре­ще­ния Гос­под­ня хо­дил во гла­ве Крест­но­го хо­да. Во льду де­ла­лась кре­сто­об­раз­ная про­рубь — «иор­дань», бла­го­че­сти­вые лю­ди по­гру­жа­лись в освя­щен­ную на мо­лебне бо­го­яв­лен­скую во­ду, а маль­чиш­ки вы­пус­ка­ли из кле­ток на во­лю го­лу­бей, сим­во­ли­зи­ру­ю­щих Свя­то­го Ду­ха…


Отец Кон­стан­тин был рас­стре­лян на том са­мом ме­сте у ре­ки Ки­нель, где со­вер­шал­ся кре­щен­ский мо­ле­бен. Ду­ша свя­щен­но­му­че­ни­ка вос­па­ри­ла ко Пре­сто­лу Бо­жию, как чи­стая го­лу­би­ца… Те­ло Хри­сто­ва му­че­ни­ка бы­ло бро­ше­но на ме­сте рас­пра­вы, и его за­бра­ли ве­ру­ю­щие. Ныне на ме­сте му­че­ни­че­ства свя­то­го Кон­стан­ти­на у ре­ки Ки­нель воз­ведена боль­шая цер­ковь.


Снег вы­пал в том го­ду необы­чай­но ра­но, и ко­гда ба­тюш­ку вез­ли на те­ле­ге, длин­ные во­ло­сы его нис­па­да­ли пря­мо на снег и ка­за­лись вне­зап­но по­се­дев­ши­ми от из­мо­ро­зи.


17 июля 2001 го­да опре­де­ле­ни­ем Свя­щен­но­го Си­но­да Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви свя­щен­но­му­че­ник иерей Кон­стан­тин Су­хов был про­слав­лен в ли­ке свя­тых но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских к об­ще­цер­ков­но­му по­чи­та­нию. Па­мять его со­вер­ша­ет­ся в день его му­че­ни­че­ской кон­чи­ны 9 (22) ок­тяб­ря, а так­же в день празд­но­ва­ния Со­бо­ра но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских.


10 ок­тяб­ря 2004 го­да Ука­зом Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си Алек­сия II на 30 июля (12 ав­гу­ста) бы­ло уста­нов­ле­но празд­но­ва­ние в честь всех свя­тых, в зем­ле Са­мар­ской про­си­яв­ших. В ли­ке Со­бо­ра Са­мар­ских свя­тых по­чи­та­ет­ся и свя­щен­но­му­че­ник Кон­стан­тин Су­хов.


Обретение мощей преподобноисповедника Севастиана Карагандинского (Фомина), архимандрита



Воспоминание церковью события по обретению святых мощей старца Севастиана (имя при рождении — Степан Фомин) и перенесению их в новый храм Рождества Пресвятой Богородицы в Караганде в 1997 году.


Блаженный старец схиархимандрит Севастиан (Стефан Васильевич Фомин) родился 28 октября/10 ноября 1884 года в селе Космодемьяновское Орловской губернии в бедной крестьянской семье. Отца его звали Василием, мать — Марфой. Они имели троих сыновей. Старшим был Илларион, 1872 года рождения, средним — Роман, 1877 года рождения, и младший в своем крещении назван был Стефаном в честь преподобного Стефана Савваита, творца канонов, в день памяти которого он родился.


В 1888 году родители возили детей в Оптину пустынь к старцу Амвросию. Стефану было тогда 4 года, но он хорошо запомнил это посещение и ласковые глаза благодатного старца.


Остался будущий батюшка Севастиан сиротой от отца 4-х лет, от матери 5-ти лет. Старшему брату Иллариону было в то время 17 лет. Чтобы справиться с хозяйством и укрепить семью, через год после смерти родителей Илларион женился.


Стефан был привязан к среднему брату Роману за его нежную душу и мягкое сердце. Но Роман избрал путь иноческой жизни и в 1892 году упросил Иллариона отвезти его в Оптину пустынь, где был принят послушником в Иоанно-Предтеченский скит.


Стефан хорошо учился, закончил 3-классную приходскую школу. Приходской священник давал читать ему книги. От рождения Стефан был слаб здоровьем и на полевых работах трудился мало, а больше на пастбищах пастухом.


Радостным утешением было для Стефана в зимнее, свободное от крестьянской работы время посещать в Оптиной пустыни среднего брата. Эти посещение имели большое духовное влияние на Стефана, и когда он подрос, стал просить Иллариона отпустить его в Оптину пустынь. Но брат не пускал, желая, чтобы Стефан помогал ему в ведении хозяйства.


В 1908 году в скиту Оптиной пустыни средний брат Роман Фомин по болезни келейно принял монашеский постриг с именем Рафаил, а 16 декабря 1908 года в монастырском храме во имя преподобной Марии Египетской о. Настоятелем Ксенофонтом был облечен в мантию.


К этому времени окрепла молодая семья старшего брата, и Стефан, утвердившись в своем желании иноческого жития, приезжает к о. Рафаилу в скит Оптиной пустыни, где 3 января 1909 года был принят келейником к старцу Иосифу.


Находясь при старце, Стефан обрел в нем великого духовного наставника. Впоследствии он часто вспоминал о том времени:


«Жили мы (еще один келейник) со старцем, как с родным отцом. Вместе с ним молились, вместе кушали, вместе читали или слушали его наставления».


Старец Иосиф был уже на закате своих лет и силы заметно оставляли его. В апреле 1911 года старца постигла предсмертная болезнь, и 9 мая душа его тихо отделилась от многострадального тела.


Велика была скорбь Стефана при кончине старца. Но Господь не оставил его безутешным. В келью о. Иосифа перешел старец Нектарий. Стефан остался при нем келейником и перешел под его старческое руководство.


В 1912 году Стефан был пострижен в рясофор.


У старца Нектария келейников было два. Старшим келейником был о.Стефан, он назывался «лето» за милосердие и сострадательность, а младшим — о. Петр (Швырев), он назывался «зима», был погрубее, построже. Когда народ в хибарки от долгого ожидания старца начинал унывать и роптать, о. Нектарий посылал для утешения о. Стефана. Когда же ожидавшие поднимали шум, тогда выходил о. Петр и со строгостью умиротворял и успокаивал народ.


А иногда и так бывало: обычно старец о. Нектарий из келий выходил поздно, в 2-3 часа дня. Народ то и дело посылал о. Стефана сказать старцу, что его ждут, что многим надо уезжать домой. О. Стефан шел в келью к старцу, который тут же говорил:


«Сейчас собираюсь, одеваюсь, иду», — но не выходил. А когда выйдет, то при всех обращается к о.Стефану: «Что же ты до сих пор ни разу не сказал, что меня ждет с нетерпением столько народа?» А о. Стефан просит прощения и кланяется ему в ноги. Но иногда старец говорил посетителям: «Вы об этом спросите моего келейника о. Стефана, он лучше меня посоветует, он прозорлив».


В Великую Субботу, 13 апреля 1913 года в больнице от туберкулеза легких скончался о. Рафаил, будучи за день до смерти пострижен в схиму.


Пострижение в мантию с именем Севастиан (в честь мученика Севастиана (память 18 / 31 декабря) о. Стефан принял в 1917 году. Прогремела революция. Рухнуло многовековое здание государства Российского. Началось время гонения на Церковь Христову. 10/23 января 1918 года декретом СНК Оптина пустынь была закрыта, но монастырь продолжал существовать под видом сельскохозяйственной артели. На территории монастыря был организован музей «Оптина пустынь». Скит уже не существовал, но старец Нектарий оставался жить со своими келейниками в старческой хибарке и, изнемогая под бременем скорбей, продолжал принимать народ.


В 1923 году в конце пятой недели Великого Поста в монастыре начала работать ликвидационная комиссия. Церковные службы прекратились. Монахи постепенно выселялись. В этот период времени о. Севастиан принял рукоположение во иеродиакона.


В марте 1923 года был арестован и выслан за пределы губернии старец Нектарий. Первое время старец жил в селе Плохино (в 45-ти верстах от Козельска), затем перебрался в село Холмищи Брянской губернии (в 50-ти верстах от Козельска). После ареста старца о. Севастиан жил в Козельске вместе с оптинской братией и часто навещал старца в его изгнании.


В 1927 году епископом г. Калуги о. Севастиан был рукоположен в иеромонаха.


29 апреля 1928 года последовала кончина старца Нектария. Выполняя благо­словение старца после его смерти уезжать служить на приход, о. Севастиан уехал сначала в Козельск, потом в Калугу, а затем, по приглашению настоятеля Ильинской церкви г. Козлова и благочинного протоиерея Владимира Андреевича Нечаева приехал в Козлов и от архиепископа Тамбовского и Козловского Вассиана (Пятницкого) получил назначение в Ильинскую церковь. О. Севастиан служил там с 1928 по 1933 год вплоть до ареста. В Козлове он вел активную борьбу с обновленцами. Он поддерживал связь с бывшей в рассеянии братией Оптиной пустыни. В Козлов к о. Севастиану стали съезжаться сестры по духу. Первыми приехали инокини разоренного Шамординского монастыря Агриппина, Феврония и Варвара, которые остались с батюшкой навсегда, были рядом в годы его заключения в Карлаге и в Караганде жили до самой смерти.


В это время в Козлове проживали и другие иноки и инокини из разоренных монастырей, а также миряне, посещавшие прежде Оптину пустынь. И сердца искренне ищущих спасения неведомой силой влеклись к о. Севастиану. Это не могло не обратить на себя внимания местных властей.


25 февраля 1933 года о. Севастиана вместе с инокинями Варварой, Агриппиной и Февронией арестовали и отправили в Тамбовское ОГПУ для прохождения следствия. На допросах следователями выявлялись контакты о. Севастиана с едиными по духу людьми, а также его отношение к Советской власти. На это батюшка дал прямой ответ:


«На все мероприятия Советской власти я смотрю как на гнев Божий, и эта власть есть наказание для людей. Такие взгляды я высказывал среди своих приближенных, а так же и среди остальных граждан, с которыми приходилось говорить на эту тему. При этом говорил, что нужно молиться Богу, а так же жить в любви, тогда только мы от этого избавимся. Я мало был доволен Советской властью за закрытие церквей, монастырей, так как этим уничтожается Православная вера».


2 июня 1933 года заседание Тройки ПП ОГПУ по НЧО по внесудебному рассмотрению дел постановило:


«Фомина Степана Васильевича, обвиняемого по ст. 58-10, УК, заключить в исправтрудлагерь сроком на 7 лет, считая срок с 25/2 1933 г».


Много позднее батюшка рассказывал о своем пребывании в Тамбовском ОГПУ:


«Было у меня такое испытание: когда меня принуждали отречься от Православной веры, то поставили в одной рясе на всю ночь на мороз и стражу приставили. Стража менялась через каждые два часа, а я бессменно стоял на одном месте. Но Матерь Божия опустила на меня такой «шалашик», что мне было в нем тепло. А утром меня повели на допрос и говорят: «Коль ты не отрекся от Христа, так иди в тюрьму». И посадили на 7 лет.


О. Севастиан был отправлен в Тамбовскую область на повалку леса. Духовные дети узнали место лесоповала и, невзирая на дальность расстояния, находили возможным приносить ему передачи, утешать и поддерживать, кто чем мог. Через год о. Севастиан был отправлен в Карагандинский лагерь, в поселок Долинка, куда прибыл 26 мая 1934 года.


Караганда в то время представляла собой сеть разрозненных поселков, основанных в начале века переселенцами из России. А вокруг на сотни километров тянулась бескрайняя степь, выжженная палящим солнцем летом, а зимой — с бушующими буранами, пронизывающими леденящим ветром все живое и заметающими снегом по самые крыши ветхие саманные домики.


В начале 30-х годов для освоения целинных земель Центрального Казахстана и разработки Карагандинского угольного бассейна в окрестности Караганды стали свозить «раскулаченные» крестьянские семьи, называемые «спецпереселенцами». Жилищем им служили ямы в степи, покрытые чем угодно, чтобы только можно было в них укрыться от ветра, дождя и снега. Эти жилища спецпереселенцы копали себе сами. Постепенно они стали выстраивать саманные бараки, которые были сырыми и неотапливаемыми. Антисанитарные условия, недостаток хлеба, воды, холод, цинга и разбушевавшийся тиф, в период 1931-1933 гг. стали причиной массовой гибели людей.


Кроме спецпереселенческих обсерваций, казахстанская степь стала покрываться сетью отделений образованного в 1931 году филиала ГУЛАГА — Карлага, куда вместе с людьми уголовного мира пошли этапы жертв политических репрессий. Столицей Карлага был поселок Долинка (33 км от Караганды), ворота, куда пребывали заключенные — станция Карабас, и братской могилой тысячи тысяч его узников стала вся безбрежная степь Центрального Казахстана.


О своем пребывании в лагере батюшка вспоминал, что там били, истязали, требовали одного: отрекись от Бога. Он сказал:


«Никогда». Тогда его отправили в барак к уголовникам. «Там, — сказали — тебя быстро перевоспитают». Можно представить, что делали уголовники с пожилым и слабым священником.


По слабости здоровья батюшку поставили работать хлеборезом, затем сторожем складов в зоне лагеря. В последние годы заключения о. Севастиан был расконвоирован и жил в каптерке в третьем отделении лагеря, находящегося близ Долинки.


Он возил на быках воду для жителей ЦПО. Бывало, зимой привезет воду, подойдет к быку и греет об него окоченевшие руки. Ему вынесут и подарят варежки. А на следующий день он опять приезжает без варежек (подарил кому-нибудь, или отобрали) и снова греет руки об быка. Одежда на нем старая, драненькая. Когда по ночам батюшка замерзал, он забирался в ясли к скоту и согревался теплом животных. Жители ЦПО давали ему продукты — пироги, сало. Что мог, он кушал, а сало отвозил заключенным в отделение.


«В заключение я был, — вспоминал батюшка, — а посты не нарушал. Если дадут баланду какую-нибудь с кусочком мяса, я это не ел, менял на лишнюю пайку хлеба».


Сестрам Варваре и Февронии, арестованным с батюшкой, срок не дали. Сестру Агриппину отправили на Дальний Восток, где через год ее освободили. Она написала батюшке о своем намерении ехать на родину, а он благословил ее немедленно приехать в Караганду. В 1936 году она приехала, получила свидание с о. Севастианом и он предложил ей купить домик в районе Большой Михайловки, поближе к Карлагу, поселиться в нем, а к нему ездить каждое воскресенье на попутной машине.


Спустя два года в Караганду приехали сестры Феврония и Варвара и купили домик на Нижней улице — амбарик старенький с прогнувшимся потолком.Сестры познакомились с верующими и стали потихоньку собираться для совместной молитвы. Узнав, что в Долинке находится о. Севастиан, верующие стали помогать ему. В воскресные дни сестры приезжали к батюшке в отделение. Кроме продуктов и чистого белья они привозили Святые Дары, поручи, епитрахиль. Все вместе выходили в лесок, батюшка причащался сам и сестер исповедовал и причащал. Заключенные и лагерное начальство полюбили батюшку. Злобу и вражду побеждали любовь и вера, которые были в его сердце. Многих в лагере он привел к вере в Бога и не просто к вере, а к вере настоящей. И когда о.Севастиан освобождался, у него в зоне были духовные дети, которые по окончании срока ездили к нему в Михайловку. А много лет спустя, когда открылась в Михайловке церковь, жители Долинского отделения ЦПО поехали туда и узнали в благообразном старце-священнике своего водовоза.


Подходил к концу срок заключения. О. Севастиан был освобожден из лагеря 29 апреля 1939 года накануне праздника Вознесения Господня. Он пришел к своим послушницам в крошечный домик в Большой Михайловке. Сестры работали, батюшка занимался хозяйством. Вместе молились, батюшка тайно служил Литургию и ежедневно вычитывал суточный круг богослужений.


Перед войной он ездил в Тамбовскую область. Духовные чада старца, много лет ожидавшие его возвращения из лагерей, надеялись, что он останется с ними в России. Но батюшка, искавший исполнения не своей воли, а предавая себя в волю Божию, прожив неделю в селе Сухотинка, снова возвратился в Караганду, в тот удел, который был назначен ему Божественным промыслом.



Какой церковный праздник сегодня, 22 октября, чтят православные христиане
Содержание Церковные православные праздники 22 октябряЯков ДровопилецПреподобных Андроника и жены его АфанасииСвященномученика Константина Сухова, пресвитераОбретение
Какой церковный праздник сегодня, 11 октября, чтят православные христиане
СодержаниеЦерковные православные праздники 11 октябряХаритонов деньПреподобных Кирилла и Марии, родителей преподобного Сергия РадонежскогоСобор преподобных отцов
Какой церковный праздник сегодня, 25 сентября 2018 года
Какой сегодня церковный праздник, 25 сентября 2018 года ...
Какой церковный праздник сегодня, 22 сентября 2018 года
Какой сегодня церковный праздник, 22 сентября 2018 года ...
Церковный календарь на 2018 год, православные праздники и посты
Какой сегодня, 22 сентября, церковный праздник по православному календарю 2018   22 сентября отмечается 5 православных церковных праздников. Перечень событий информирует
Какой церковный праздник сегодня, 17 сентября 2018 года
Какой церковный праздник сегодня, 17 сентября 2018 года