Виктор Дробыш: «Юрий Антонов – сухой человек»